СОМЕРСЕТ МОЭМ ЧЕЛОВЕК ИЗ ГЛАЗГО СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Мальчик, который побывал за океаном Жил был мальчик. Мисс Грэндж позвала боя и велела ему постелить свежие простыни на кровать в той комнате, где никто не жил. Показал Скелтону свою библиотеку. Я имею в виду, сам процесс для меня начинал терять свою притягательность и привлекательность. И все-таки решил рискнуть. Она играла в музыкальных комедиях и ревю, в фарсах и комедиях, просмотрев заметки и фотографии, можно было с Почитатели таких писателей, как Элджернон Блэквуд, готических рассказов поздне-викторианского периода, несомненно высоко оценят это короткое произведение Уильяма Сомерсета Моэма, его зловещие, жутковатые и мистические тона.

Добавил: Zusar
Размер: 12.81 Mb
Скачали: 23764
Формат: ZIP архив

Он знал толк в увлекательно изложенной истории, а потому его любимыми писателями были Сервантес, Чехов, Пруст, Киплинг Сам Моэм блистательный рассказчик, а если учесть, что на своем веку ему выпало побывать во многих уголках планеты, то легко себе представить, какой разнообразный, многоголосый мир воссоздал он в своих историях.

Из лавки выскочил юноша, а за ним по пятам — мужчина с ножом. Мужчина схватил юношу и одним моюм сразил его наповал.

У Шелли было отзывчивое сердце. Он не счел этот эпизод штрихом местного колорита, им овладели ужас и негодование. А когда он поделился пережитым со священником из Калабрии, мужчиной огромной комплекции и недюжинной силы, путешествовавшим вместе с ним, — тот от души рассмеялся, даже попытался подшутить над.

Шелли отвечал ему, что у него никогда не возникало желания ударить кого-то. Мне не пришлось наблюдать столь волнительных сцен, но когда я в первый раз попал в Альгеро, я пережил мгновения, которые представляются мне далеко не обычными. Альгеро был в те времена грязным, захолустным городишком.

Я приехал туда поздно ночью и отправился в гостиницу на набережной. Она была довольно убогой, зато из окон через залив открывался отличный вид на Гибралтар без всяких помех и романтической дымки. Контора владельца гостиницы находилась на втором этаже, глазно служанка, услышав, что мне нужна комната, повела меня вверх по лестнице.

Хозяин играл в карты. Моя персона не 1.

Please turn JavaScript on and reload the page.

Он оглядел меня, отрывисто произнес номер комнаты и, тут же позабыв о моем существовании, продолжил игру. Когда служанка отвела меня в мой номер, я поинтересовался, могу ли я что-нибудь перекусить. Я слишком хорошо понимал нереальность подобных посулов касательно изобилия еды.

Вид гостиницы убеждал меня, что мне вряд ли удастся получить хоть что-то вдобавок. Служанка провела меня в узкую столовую с выбеленными известкой стенами и низким потолком, там стоял длинный стол, накрытый к завтраку следующего дня.

Спиной к входу сидел высокий мужчина, сгорбившись над брасеро, круглым бронзовым блюдом, в нем тлели угли, которые, по чьему-то заблуждению, должны были согревать помещение зимой в Андалузии бывало довольно холодно. Я сел к столу и принялся ждать свой скудный ужин. Бросил ненароком взгляд на незнакомца.

  ВИНКЕЛЬМАН ИСТОРИЯ ИСКУССТВА ДРЕВНОСТИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Челоек смотрел на меня, но встретившись со мной взглядом, быстро отвернулся. Я ждал, когда принесут яйца. Когда, наконец, служанка принесла их, он снова поднял.

По его акценту я понял, что его родной язык английский; широкая кость, резко прочерченные черты лица подсказали мне, что он северянин.

Сомерсет Моэм «Человек из Глазго»

В Испании чаще можно встретить выносливых, сильных шотландцев, чем англичан. На рудниках Рио Соменсет, у газовых скважин в Хересе, в Севилье и Кадисе вы услышите неторопливую речь жителей низовья Твида. Вы можете встретить шотландца в оливковых рощах Кармона, на железной дороге, ведущей от Альгеро до Бобадиллы, даже в глухих пробковых лесах Мериды. Я покончил с ужином и подошел к блюду с тлеющими углями.

Была середина зимы, резкий пассат, дувший с залива, леденил кровь. Мужчина отодвинул кресло в сторону, когда я пододвинул.

Моэм Сомерсет — Человек из Глазго. Слушать аудиокнигу онлайн

Места нам двоим хватит. В Испании гаванская сигара с Гибралтара всегда в цене. Я узнал распевную речь уроженца Глазго. Но незнакомец был несловоохотлив, и мои попытки завести разговор иссякли на корню.

Мы курили в полном молчании.

Он оказался крупнее, чем мне показалось поначалу, широкоплечим и с нескладными конечностями, лицо загорелое, волосы седые и коротко стриженные. Грубые черты лица, рот, уши, нос крупные, тяжелые, кожа морщинистая. Он без остановки дергал свои пышные седые усы. Этот нервный жест меня слегка раздражал. Вскоре я почувствовал на себе его взгляд столь пристальный и навязчивый, что я посмотрел на него в надежде, что он, как и прежде, отведет. Он и впрямь отвел их на какое-то мгновение, а потом снова посмотрел на.

Он изучал меня из-под мохнатых бровей. Он произнес два последних слова с таким жаром, что я улыбнулся. Он говорил с трудом, чуть задыхаясь. Я удивился тому, что мои обыденные вопросы привели его в такое волнение. Он вскочил и принялся ходить взад-вперед. Он метался точно загнанный зверь, отшвырнул стул, оказавшийся на его пути, и то и дело повторял со стоном слова: Я был в замешательстве.

Стараясь не выдать себя, я начал трясти брасеро, чтобы горячие угли оказались на поверхности, а он внезапно застыл, нависая надо мной, словно эти мои движения напомнили ему о моем существовании.

Потом тяжело опустился в кресло.

Я не мог понять, что все это значило. Две-три минуты он молчал, а мне не хотелось нарушать молчания.

Я живу в этой проклятой стране давным-давно. У вас не найдется табака? Я дал ему свой кисет, и он набил трубку. Раскурил ее от кусочка тлеющего угля. Слишком долго здесь живу. Он рванулся было снова вскочить и начать мерить комнату шагами, но удержался, вцепившись в подлокотники. Я увидел по выражению его лица, чего ему это стоило. Я решил, что его беспокойство и непоседливость признак хронического алкоголизма.

Пьяницы, по-моему, страшно надоедливы, и я счел за благо как можно скорее ретироваться и отправиться спать. Если испанское масло правильно обрабатывать, оно не хуже, чем масло из Лукки.

  ЗУФАР ФАТКУДИНОВ ТАЙНА СТОИТ ЖИЗНИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

А мы можем продавать его дешевле, чем итальянцы.

Другие книги автора

Он говорил лаконично, деловито. Подбирал слова с чисто шотландской точностью. Он выглядел абсолютно трезвым.

Но я обнаружил, что он нас обворовывал по чем зря, так что мне пришлось его уволить. Я до того жил в Севильи оттуда удобно отгружать масло на суда.

Тем не менее, выяснилось, что найти надежного человека, чтобы он исправно занимался делами глзго в Эсихе, — невозможно, поэтому в прошлом году я переехал сам. Дом стоит на отшибе, на вершине холма, он очень приятный на вид, побеленный, на крыше живут два аиста. В доме никого нет, и я счел, что смогу сэкономить, если мне не придется снимать в городе квартиру. Роберт Моррисон курил пару минут, храня молчание.

Непонятно, зачем он мне все это рассказывал. Я взглянул на часы. Я жил со стариком и его женой, они прислуживали мне, иногда спускался в деревню и играл в tresillo c аптекарем Фернандесом и двумя его покупателями, с которыми познакомился яеловек. Иногда человнк и ездил верхом. В мае такая жара стояла, не приведи Господь! Никто ничего не мог делать. Работники лежали в тени соморсет спали. Много овец подохло, а у кое-каких животных помутился рассудок.

Даже волы не могли работать. Они стояли, сгорбившись, с трудом дышали. Проклятое солнце палило немилосердно, от слепящего солнечного света глаза, казалось, вылезут из орбит. Земля потрескалась, стала крошиться, все растения от жары засохли. Я не мог заснуть ни на минуту. Ходил из комнаты в комнату, пытаясь продохнуть. Само собой, глчзго я держал закрытыми, полы велел все время протирать влажной тряпкой. Но слмерсет не помогало.

Ночи были такими же знойными, как и дни. Такое впечатление, словно находишься в печке. Однажды я решил, что лучше перебраться спать вниз в северную часть дома, в комнату, в которой никогда не жили, потому что в обычную погоду там было всегда сыро. Я решил, что несмотря ни на что хоть несколько часов сомресет там поспать.

Во всяком случае, стоило рискнуть. Я вертелся в постели, пока мне не стало нестерпимо жарко. Я встал, открыл дверь на веранду и 5. Луна была такой ослепительной, что клянусь при лунном свете можно было читать.

Я говорил вам, что дом стоял на вершине холма?